Подводные камни морской сейсморазведки. Часть 1.

Подводные камни морской сейсморазведки. Часть 1.

Как ведется морская сейсморазведка в суровых российских условиях? В каком состоянии находится отечественный сейсморазведочный флот? Как отразился на перспективах отрасли мировой экономический кризис? На эти и другие темы "Корабел.ру" беседует со специалистами в области морской сейсморазведки — руководством компании "Морские Инновации", являющейся партнером Фонда Сколково. Сегодня у нас в гостях заместитель генерального директора по развитию Лев Мерклин.

– Без морской сейсморазведки сегодня невозможно представить добычу углеводородов. Но при этом в разных регионах мира у нее есть свои особенности. В чем специфика ведения морской сейсморазведки в условиях северных морей, где действуют отечественные компании? Какие возникают проблемы по сравнению с теплыми водами, например, Карибского бассейна? И какие решения у этих проблем существуют?

– Основная специфика проведения морской сейсморазведки в условиях арктических морей РФ – это возможность вести работы только в течение двух-трех месяцев безледовой обстановки с дополнительными ограничениями по штормовой погоде. В остальное время наши сервисные компании вынуждены работать по зарубежным контрактам в теплых морях или простаивать в портах. Решение этих проблем требует разработки собственных технологий подледной и наледной сейсморазведки. В последнем случае есть примеры проведения сейсморазведки на припайном льду Сахалина по сухопутной технологии, но это вынужденная экзотика и риск. К сожалению, у нас нет ни одной организации или компании, которая бы сегодня занималась этими проблемами и отвечала бы за их решение в государственном масштабе.

– Как тогда эти проблемы решают коллеги из Канады, США, Норвегии? Есть ли у них такие технологии?

– В принципе, есть одна технология, которую применяет в ледовой Арктике компания ION (США). Она подразумевает, в первую очередь, использование двух судов — то есть впереди лидирующий ледокол, который формирует относительно безледовый кильватерный след, а по нему идет сейсморазведочное судно усиленного ледового класса, буксирующее за собой одну длинную (до 6 км) цифровую геленаполненную сейсмокосу без хвостового буя и кластер пневмоизлучателей. При этом сейсморазведочное судно оборудовано специальными устройствами, защищающими сейсмокосу и поплавки кластера от битого льда. Эта технология была использована (арендована) Министерством природных ресурсов при проведении сейсморазведки по программе делимитации внешней границы нашего шельфа в Арктике. Теоретически ничего нового в ней для нас нет, так как такая схема работ была экспериментально опробована в НИИ Моргеофизика (г. Мурманск) в Баренцевом море еще в 80-х годах прошлого века с использованием НИЛ "Фобос".

– А почему мы сейчас не пользуемся этой технологией?

– Во-первых, у нас нет свободных ледоколов и они фантастически дороги, хотя есть несколько сейсмических судов класса УЛ. Во-вторых, нет отечественной аппаратуры для морской сейсморазведки, не говоря о ее арктической модификации. Есть надежда на появление в ближайшие годы составляющих системы морской сейсморазведки в рамках госпрограммы РФ "Развитие судостроения на 2013-2030 годы", но полную отечественную систему, тем более в арктическом варианте, придется подождать и начинать работать с тем, что будет доступным. Если глобальное потепление приведет к серьезному увеличению безледового режима на нашем арктическом шельфе, то увеличится возможность более широкого применения в Арктике обычных новых технологий.

– Что, в целом, происходит сейчас с научным флотом, ведущим сейсморазведку? Достаточно ли у нас таких судов, в каком они состоянии, строятся ли новые?

– Флот отечественных сейсморазведочных судов состоит из 15 единиц: 14 судов 80-х годов постройки (Финляндия и Польша) и только одно современное судно "Вячеслав Тихонов" (2011 г.), взятое в лизинг "Совкомфлотом" у компании Polarcus. Из них 11 судов могут работать по технологии 2Д (одна сейсмокоса длиной до 8-10 км) и лишь 4 судна по технологии 3Д (4, 6 и 8 сейсмокос длиной до 6-8 км). В то же время наиболее востребованные зарубежные суда 3Д имеют технологии буксировки от 12 до 24 сейсмокос длиной до 10-12 км. Нашими судами можно обеспечить сейсморазведку в наших арктических морях, но со сравнительно низкой производительностью и соответственно более высокой стоимостью в связи с устаревшими технологиями. Зарубежные контракты у наших сервисных компаний пока есть, но становятся все более проблематичными. Новые суда для отечественной сейсморазведки не строятся в связи с отсутствием отечественных морских сейсморазведочных технологий, так как уже более 25 лет не было финансирования их разработок.

– Предлагаются ли отечественными КБ (тем же "Вымпелом") новые проекты?

– Новые проекты сейсморазведочных судов предлагаются (Крыловский ГНЦ, "Вымпел", "Лазурит" и др.), но они не соответствуют современному или тем более перспективному уровню сейсморазведочных технологий, да и опыта постройки таких судов у нас нет. С другой стороны, появление таких судов, как дизель-электрический ледокол "Илья Муромец", позволяет надеяться на лучшее.

– А в чем причина такого расхождения между вашими потребностями и предложениями КБ? Есть у вас обратная связь с проектантами?

– Формальная связь с проектантами есть, например, с Крыловским ГНЦ. Мы принимали участие в одном из круглых столов по технологически сложным судам в прошлом году на "Неве-2016". Кроме того, Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН в прошлом году принял участие в разработке ТЗ на океанское и инженерно-изыскательское НИС по заказу "Балтсудопроекта". К сожалению, эти ТЗ не очень перспективны, поскольку изначально были ограничены типоразмерами и требованием универсальности, из-за чего будут не в состоянии обеспечить новые научно-технические технологии.

А причин расхождения между потребностями и предложениями традиционно несколько. Во-первых, сейсморазведочные суда предназначены для проведения сейсморазведки, а не наоборот. То есть суда должны обеспечивать сегодняшние и завтрашние технологии морской сейсморазведки и даже несколько шире – морской геофизической разведки. Поскольку между потребностями и предложениями всегда есть расхождения, то компромисс должен находиться обсуждением и согласованием между реальными профессионалами обеих сторон на узкоспециальных круглых столах или конференциях, результаты которых были бы базовыми при формулировании конечных ТЗ по проектам. Пока же этого нет. Более того, такие конечные ТЗ было бы очень полезно и необходимо анонсировать в геофизическом сообществе, например, на ежегодной конференции "Сейсмические технологии", организуемой ЕАГО (Евроазиатское геофизическое общество).

Во-вторых, морских сейсморазведочных технологий и методик их проведения несколько, и они отличаются по районам проведения работ (переходные зоны, мелководье, глубоководные акватории вплоть до глубоководных районов Мирового океана, арктические акватории), по методикам проведения работ (2D- и 3D-сейсморазведка, поверхностная сейсморазведка с буксируемыми системами, донная сейсморазведка с многоканальными кабельными антеннами или с донными сейсмографами, сейсморазведка в переходных зонах и т.д.), по геологическим задачам (инженерная и нефтегазовая сейсморазведка) и т.д. В этой ситуации маловероятно или даже невозможно построить универсальное сейсморазведочное судно, то есть потребуется несколько перспективных типов сейсморазведочных судов.

В-третьих, морские сейсморазведочные технологии представляют собой синтез или комплексную систему высших технологических и научных достижений в промышленности и таких областях знаний, как гидроакустика (мощные и экологически безопасные пневмоизлучатели НЧ-сигналов, малошумные буксируемые приемные антенны с пьезоэлектрическими пиемниками давления), микроэлектроника (малошумные усилители с динамическим диапазоном до 120 дб, 24/32-разрядные АЦП, системы сбора и обработки данных до 40 тысяч 24/32-разрядных каналов, цифровые датчики курса и др.), IT-технологии — оптоволоконные линии передачи гигабайтных потоков данных в буксируемых антеннах, гидроакустическая и спутниковая навигационная система определения положения системы из 12-24 буксируемых антенн длиной до 10-12 км, системное ПО сбора, обработки и визуализации сейсмических и технологических данных и еще много чего.

В-четвертых, важнейшей составляющей технологий морской сейсморазведки является спуско-подъемное оборудование для сейсмокос, пневмоизлучателей, параванов (специальные кабельные лебедки, краны и тельферы), системы и устройства буксировки сейсмокос и пневмоизлучателей (специальные кабель-тросы и параваны, комбинированные кабели и шланги высокого давления), мощные и малошумные компрессоры высокой производительности (в сумме до 300-500 л/мин сжатого воздуха до 150 атм), специальные буксируемые буи со спутниковыми приемо-передатчиками, комбинированные многоконтактные герморазъемы для буксируемых и донных антенн. Ни разработка, ни производство этих устройств и систем пока нигде не предусмотрена. На чем и с чем будут испытываться даже первые макеты разрабатываемых сейсморазведочных излучателей и приемных антенн?

В-пятых, в любом случае, необходимо системное согласование устройств различного назначения, что требует определения или создания системного интегратора сейсморазведочной и судовой технологий, создаваемых столь разнородными и независимыми организациями, в качестве которого должно быть специализированное (на долгие годы) судостроительное КБ или подразделение Крыловского ГНЦ с привлечением геофизических консультантов и институтов-партнеров. Это вполне по силам ОСК. Кто-то же должен организовать работоспособность создаваемых технологий, а также их эффективность и привлекательность для ресурсной промышленности!

– Сейсморазведка требует немалых вложений, технологических затрат, расходов на инновации, а отдача возможна лишь в долгосрочной перспективе. Готовы ли российские компании в условиях кризиса нести такие расходы или происходит процесс сворачивания программ сейсморазведки? Как в целом отразился кризис последних двух лет на вашей отрасли?

– Действительно, стоимость сейсморазведочных судов вместе с набортной и буксируемой аппаратурой очень велика. Например, самые современные суда 3D-типа Ramform компании Petroleum Geo Service (водоизмещение до 11 тыс. тонн, длина 104 м, ширина кормы 70 м, 24 сейсмокосы длиной по 10 км, система сбора на 40 тысяч 24-разрядных каналов) стоят при постройке более 200 млн евро, а эксплуатационная стоимость достигает 250 тыс. евро в сутки, окупаемая сверхвысокой производительностью съемки 3D до 1000 кв. км в неделю, но и при почти круглогодичной занятости. Таких судов и такого рынка у нас нет, как нет и потенциального источника инвестиций.

В условиях технологических санкций наши сервисные сейсмические компании, в отличие от 80-х годов укомплектованные почти на 100% зарубежной аппаратурой компаний ION (США) и Sercel (Франция), ожидают тяжелые времена. Наше государство дистанцировалось от бюджетных затрат на освоение российского шельфа, отдав права на его нефтегазовое освоение "Газпрому" и "Роснефти", которые традиционно ориентированы на использование только зарубежных технологий в морской геологоразведке, тем самым похоронив ростки отечественных передовых разработок, которые едва выживали в условиях отсутствия инвестиций. На эту негативную ситуацию накладывается общемировой спад в деловой активности в морской сейсморазведке, которая сейчас самая низкая за 20 лет и привела к постановке на прикол более половины, если не более двух третей, сейсмических судов в мире. Фактически сегодня в мире работает только около 40 самых современных и высокопроизводительных сейсмических судов.

Какие выводы можно сделать из такой ситуации? Профессор Юрий Петрович Ампилов в прошлом году писал в научно-техническом сборнике "Вести газовой науки", что масштабное освоение морских месторождений Арктики в реальной перспективе маловероятно, за исключением прибрежных и транзитных зон. Я считаю, что это справедливо, исходя из простых экономических соображений: продолжение активной сейсморазведки в Арктике на обширных лицензионных площадях при полном отсутствии даже потенциальных технологий их освоения становится экономически бессмысленным, так как впоследствии потребует их неизбежного повторения.

Беседовал Ренарт Фасхутдинов

Иллюстрации взяты из презентации к докладу "Сейсмокосы и рынок" (авторы: генеральный директор ООО "Морские Инновации" А.Ю. Плешков, заместитель генерального директора ООО "Морские Инновации" Л.Р. Мерклин, заместитель директора Института океанологии РАН К.А. Рогинский)

Источник: Корабел.ру