Прежде чем бурить морское дно, нужно понять — что там лежит

Прежде чем бурить морское дно, нужно понять — что там лежит

Речь идет сразу о нескольких разработках, которые позволят продвинутся в освоении морских глубин российским нефтяным компаниям, заинтересованным в изучении шельфа.

— Алексей Карпович, расскажите, в чем суть проекта и чем вызвана его необходимость?

— Для качественной работы на морских широтах, особенно на шельфе, нужно четко понимать: где мы ищем ископаемые. Причем речь не о геологических структурах. Дело в другом.

Достаточно длительное время, особенно активно в двадцатом веке, в море сбрасывалось огромное количество предметов. К примеру, контейнеры с отходами. Вдобавок к этому Великая Отечественная война оставила на морском дне огромное количество различного хлама.

Сегодня просто так взять и начать разведку месторождений, не зная, что находится в этих морских илах, очень сложно, потому что можно «напороться» на что угодно. На пути может попасться любой предмет, который впоследствии приведет к чрезвычайным ситуациям. Поэтому нужно знать само дно. Это один вопрос.

Второй вопрос касается геологического строения. В пределах арктического шельфа залегает большое количество газогидратов. Установлено, что газогидраты в последнее время начали интенсивно деградировать. Выбрасывается огромное количество метана. Поэтому незнание, как и где расположены эти залежи, могут привести к необратимым последствиям. Яркий тому пример — трагедия в Мексиканском заливе. По мнению многих специалистов, именно по незнанию скважина была запроектирована вблизи тектонически ослабленной зоны, в пределах которой находились отложения газогидроатов, что и спровоцировало чрезвычайную ситуацию.

— Получается, что именно «Сколково» сформирмулировало вам несколько задач?

— Не только. Есть еще взаимосвязанный с этим проект, который реализуется Национальным исследовательским Томским политехническим университетом в рамках 220-го постановления правительства РФ «О мерах по привлечению ведущих ученых в росcийские образовательные учреждения высшего профессионального образования, научные учреждения государственных академий наук и государственные научные центры Российской Федерации». Согласно этому постановлению ТПУ выиграл грант на изучение «Сибирского арктического шельфа как источника парниковых газов планетарной значимости и возможных экологических и климатических последствий». В рамках этого гранта создана Международная научно-образовательная лаборатория изучения углерода арктических морей. В настоящее время сотрудники этой лаборатории проводят исследования арктического шельфа на шведском ледоколе «Оден» в составе международной научной экспедиции SWERUS–C3.

Экспедиция стартовала 4 июля из Норвежского города Тромсе, мошрут ее пролегает в северной части моря Лаптевых, Восточно-Сибирского и Чукотского морей до мыса Барроу на Аляске. Продолжительность экспедиции около 100 дней.

— На какой стадии находятся ваши проекты?

— Сейчас закончились первые испытания на реке Оби. Вода в этом году была высокая, что позволило нам качественно проверить оборудование там, где проходят нефтепроводы. Следующие испытания пройдут на Черном море в августе.

— Эти разработки имеют аналоги?

— Часть разработок пока не имеет мировых аналогов, по крайней мере нам об этом не известно. Поэтому нам придется постоянно проводить испытания, что-то дорабатывать. Этот проект делается с нуля. И мы надеемся, что с этим справимся.

Отмечу, что над проектами работает очень большой коллектив. Помимо сотрудников ТПУ, это и МГУ, Институт Океанологии, сотрудники МЧС, зарубежные ученые и известные специалисты.

— Каковы сроки сдачи проекта?

— По 220-му Постановлению Правительства работы рассчитаны на три года. Сколковский проект — до 2018-го. Но мы надеемся, что в ближайшие 2–3 года основную работу сделаем.

— Почему в проект «Сколково» пригласили именно томичей?

— У нас для таких работ сформирована хорошая база. Во-первых, университет имеет хорошие наработки в области интерпрeтации геологических данных. Во-вторых, можем осилить разработку программного обеспечения для определенной части работы.

— Какая часть сотрудников Политехнического университета задействована в проекте?

— Работает группа около 50 человек. В основном это сотрудники института Природных ресурсов и института Кибернетики. Но, кроме того, привлекаем научных сотрудников и из других институтов ТПУ.

— Как этот проект связан с нефтяными компаниями, которые планируют исследование шельфа в ближайшие годы?

— Скажу только то, что нефтяные компании ждут результата этой деятельности и помогают в исследованиях.

Вообще, этот проект гораздо шире, чем работа на шельфе. Мы будем отрабатывать методику работ в разных природных условиях. Инженерно-геологические изыскания морского дна нужны везде.

Прежде чем идти и бурить в море, сначала нужно понять, что там лежит.

Подготовила Татьяна Воркожокова.

Источник: iapress-line.ru